Поиск по сайту
ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ КРАЕВАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. А.С. ПУШКИНА
ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ С ВАДИМОМ КРУГЛЯКОМ. СТРАНИЦА ЧЕТВЕРТАЯ
Вадим Кругляк

…ОТ ЗАБОРА И ДО ОБЕДА

Посвящается моему отцу гвардии полковнику Виталию Акимовичу Кругляку, отдавшему свою жизнь и здоровье укреплению обороноспособности страны, ее процветанию и благосостоянию. И его боевой подруге — моей матери, Татьяне Владимировне, 58 лет прошедших бок о бок в мире и согласии сквозь годы лихолетья и простые человеческие радости, никогда не роптавшей на суровые условия жизни в неизбалованных цивилизацией военных городках и свято хранившей жизненный уклад жены офицера. 

От автора

IMG_1977.JPG
Для тех, кто служил, название книги не представляет никакой загадки. А вот для несведущих поясню — это одна из наиболее популярных армейских вводных: «Копать от забора и до обеда!» Подобная расплывчатая установка как нельзя лучше отражает внутренний, «зазаборный» мир некогда существовавшего воинского быта, который сегодня помнят разве что убеленные сединой солидные мужчины. 

Дабы не поднимать вселенскую дискуссию и навлекать поток противоречивых мнений, сразу скажу, что подобное было не везде и не всегда. Собственно, как и в любом учреждении, не ограниченном тотальной оградой и наличием КПП. Но все же именно в армейском пространстве наиболее полно отразилось самодурство и далекий от идеала интеллект отдельных руководителей, вне зависимости от количества звездочек на их погонах. 

Скажем откровенно, должность и звание не всегда сочетаются в реальной жизни. В частности, относительно тех человеческих и профессиональных качеств, носителями которых являются обладатели «больших» погон. Потому как, погоны эти в некоторых случаях не только не добавляют ума, но и стают причиной отсутствия его как такового. 

В далеком 1959-ом мой отец с отличием окончил Львовское высшее военно-политическое училище. О лучшем курсанте выпуска киностудией им. А. Довженко даже был снят документальный фильм. Через многое довелось пройти будущему боевому полковнику. И расстрел полупьяными бандеровцами в девятилетнем возрасте, и горячие «точки» вдали от Родины, и семь лет в ГСВГ, и «прелести» дальних гарнизонов без особых намеков на цивилизацию, и испытания секретных видов вооружения, и «естественные потери» на учениях, и Чернобыль, забравший тысячи жизней молодых парней, не успевших и пожить толком… Чернобыль забрал жизнь и моего отца. 

Был он свидетелем и явного беспредела со стороны власть предержащих с маршальскими звездами, и героических поступков рядовых военнослужащих. Но при этом всегда оставался верен данной единожды Присяге на службу Родине, потому как офицерская честь была для него не пустым звуком. 

Развал армии в начале 90-х явился для отца самым страшным испытанием, ибо только военный человек в состоянии в полной степени осознать всю пагубность данного явления для страны.

***
События, о которых я повествую ниже, имели место в реальной жизни. Кто-то об этом знает, кто-то уже успел подзабыть, а кто и вовсе услышит впервые. Потому как, советская действительность была построена таким образом, что будоражащие общество факты, как правило, не афишировались. Тем более — широко. И если где и происходило что-то из ряда вон выходящее, нестандартное — оно имело весьма локальное распространение и исключительно в месте своего непосредственного происхождения. И тут же, в большинстве случаев, «ложилось на полку» и выключалось из памяти.

Мне «посчастливилось» застать еще те времена, когда информационное пространство страны было целиком под «колпаком» у цензоров. И ни одна буковка не могла просочиться в свет на страницах печатных изданий без одобрения этой всемогущей службы тотального контроля за прессой. В огромных «талмудах», которыми непосредственно руководствовались сотрудники «информационного ОТК», было прописано абсолютно ВСЁ, вплоть до мельчайших подробностей.

Естественно, в ТО время подобной тематике попасть на газетные полосы было невозможно в принципе. Но сегодня акцент межгосударственных отношений с Китаем кардинально поменял не только приоритеты, но и, соответственно, свою риторику. 

В некоторой степени описываемые ниже события имеют известную аналогию с Карибским кризисом начала 60-х. Советско-американские разногласия держали тогда в напряжении весь мир и имели все шансы на полномасштабный вооруженный конфликт между двумя супердержавами. Разум дипломатов и армейских чинов позволил не только сбавить градус международной напряженности в непосредственной близости от американского континента, но и снять с повестки дня столь опасное баражирование двух государств на острие меча. 

Что-то подобное могло произойти между СССР и Китаем в феврале-марте 79-го. Советский Союз имел все основания ввязаться в кровавую бойню на стороне Вьетнама. Более того — был связан полномасштабным договором о дружбе и сотрудничестве, подписанным годом ранее. Но… все же в данной ситуации поступил обдуманно и мудро, не желая с ходу «махать шашкой» налево и направо. К тому же, в недрах Генштаба уже вовсю, по всей видимости, разрабатывались планы военной кампании в Афганистане, и разрываться на два фронта было бы просто стратегической ошибкой.

В этих условиях решено было союзнику однозначно помочь, но… без прямого противостояния с Китаем. В период китайско-вьетнамской войны части Советской Армии на Дальнем Востоке и в Монголии все же были приведены в полную боевую готовность, однако…

***
Эта война имела предысторию. В 1975 году в Камбодже одержали победу так называемые «красные кхмеры» и был установлен, пожалуй, самый «отмороженный» в истории человечества режим Пол Пота и Йенг Сари.

В мировой истории есть несколько имен диктаторов, ставших причиной масштабных войн и смертей миллионов людей. Несомненно, первым в этом списке стоит Адольф Гитлер, ставший мерилом зла. Однако в азиатских странах существовал свой аналог Гитлера — камбоджийский лидер движения «Красные кхмеры» Пол Пот.

Детальную характеристику давать ему не будем, о политическом и социально-экономическом устройстве этого государства, рожденным не иначе больным воображением стопроцентных психов, можно говорить долго и предметно. Остановимся лишь на отдельных, не укладывающихся в логику нормального человека, фактах. 

Всего лишь за каких-то три с половиной года 10-миллионное население страны сократилось почти на треть. Первые указы новой власти декларировали полный отказ от религии, партий, любого свободомыслия, медицины. 

Кхмеры приступили к насильственному расселению жителей столицы. Людей под дулом автоматов строили в колонны и выдворяли из города. Малейшее сопротивление каралось расстрелом. За считанные недели Пномпень покинули два с половиной миллиона человек. 

В том же 1975 году, режим Пол Пота перешел к активным действиям по переобустройству камбоджийского государства. Первым делом переименовали Камбоджу в Кампучию. Затем был провозглашен план развития сельского хозяйства. Для этого все городское население страны было согнано в концлагеря и оттуда направлялось на бесплатную работу на отдаленные рисовые плантации. Для того, чтобы не платить за труд, Пол Пот отменил в стране деньги. Теперь платой за все служила чашка риса в день. 

Пол Пот также отменил семью как независимую ячейку общества, отныне все должны были жить совместно, в коммунах и в редком случае выдавалось разрешение на брак, при этом только партийные товарищи могли определить, кто достоин стать мужем, а кто женой. 

За невыполнение трудовой нормы, за несоблюдение порядка коммунального быта, за сокрытие риса в личную пользу, за обнаруженное личное имущество, не сданное в коммуну, за отдых в неположенное время, – в лучшем случае полагалось физическое наказание, а в худшем – тюрьма, что на деле равнялось смертному приговору. Через несколько месяцев крупные города, включая столицу, обезлюдели, и Пол Пот объявил, что отныне кхмерскому народу города для проживания вообще не нужны.

В это же время развернулась классовая борьба Пол Пота против оппозиции, в которую автоматически зачислили всех инженеров, учителей, священников, представителей интеллигенции, предпринимателей, бывших землевладельцев, представителей прежних высших и местных администраций, бывших военнослужащих, бывшие аристократические семьи, крестьян, владеющих грамотой. Словом, под категорию врага мог попасть любой, кроме безграмотного почитателя и верного последователя Пол Пота. За разоблачение одного «врага народа» каждому агенту Пол Пота полагалась премия — один патрон. 

Тогда же начались и расовые чистки, лишь кхмерам и китайцам дозволялось жить в стране побежденной демократии, все остальные народы были физически истреблены, как неблагонадежные. 

Кроме городов, были также упразднены школы и больницы. Книги сжигались, медицинское оборудование уничтожалось. Населению страны не надо было учиться, от него требовалось только одно — работать. От больных и умных красные кхмеры избавлялись просто — с помощью удара мотыги по голове. К больным людям, подлежащим физическому уничтожению, также были причислены и все люди со слабым зрением, а потому вскоре в Кампучии не осталось очкариков. 

Из нововведений обустройства для своего нового государства Пол Пот также отменил и все религии вместе со священнослужителями. Кроме того, красных кхмерам было приказано избавиться от всех благ современной «белой» цивилизации — от автомобилей до электробритв. Автомобили ломали кувалдами, бытовую технику закапывали в землю.

Ко всему прочему новая Кампучия обратила свой хищный взгляд на соседний Вьетнам, «положив глаз» на Хошимин (бывший Сайгон) и дельту реки Меконг. Начались массированные нападения отрядов «красных кхмеров» на Вьетнам. 18 апреля 1978 года они вторглись на два километра на территорию Вьетнама в провинции Анзянг и напали на деревню Батюк. Было убито 3.157 мирных жителей. Это окончательно переполнило чашу терпения руководства Вьетнама. 

7 января 1979 года вьетнамская армия численностью порядка двухсот тысяч солдат и офицеров вступила на тер¬риторию Кампучии, чтобы положить конец кровавому ре¬жиму Пол Пота и «красных кхмеров», что и было успешно сделано — восстановлена Камбоджа.

Примечательно, что «оплот мировой демократии» в лице США, прекрасно понимая весь бред и преступную сущность режима Пол Пота, тем не менее, поддержал в регионе именно его. Китай также встал на сторону Кампучии. Справедливости ради, необходимо уточнить, что они же этот режима и создали в качестве противостояния социалистическому Вьетнаму и Советскому Союзу, с которым КНР на тот момент был в контрах. Однако, даже сам Китай оказался в шоке от реалий полпотовского «социализма».

Тем не менее, Китай не был намерен простить Вьетнаму откровенный вызов в виде разгрома и полного фиаско своего регионального союзника. Решено было наказать вьетнамцев за их вмешательство в камбод¬жийские дела, а заодно проверить боеспособность засидев¬шейся без дела Народно-освободительной армии Китая. 17 февраля 1979-го в северные провинции ДРВ вторглась китайская армада численностью более полумиллиона солдат и офицеров при поддержке 400 танков.

Вначале китайцам удалось несколько потеснить армию Вьетнама и оккупировать некоторую его территории. Но вскоре пыл угас, и этому были причины. Вьетнамская армия в конце 1970-х была, благодаря собственному огромному боевому опыту в результате десятилетней войны с американцами, и военной помощи СССР, самой сильной и опытной в Юго-Восточной Азии. И такой «орешек» раздавить было не по зубам, пожалуй, никому.

Да, СССР занял выжидательную позицию. Но лишь в плане непосредственного участия в боевых действиях. Группа советских советников и специалистов во главе с генералом ар¬мии Г.И. Обатуровым прибыла в Ханой уже через день — 19 февраля 1979 года. Также Советы значительно увеличили поставки военной техники и вооружения Вьетнаму. Военно-транспортная авиация СССР поставила во Вьетнам 400 танков, БМП и БТР, 400 артиллерийских орудий и минометов, 50 РСЗО «Град», более 100 зенитных установок, 400 ПЗРК и тысячи ракет к ним, более 800 РПГ-7, десятки тонн боеприпасов.

Но главные сюрпризы для Китая СССР готовил на Дальнем Востоке, в Монголии и на море. Вторжение китайцев во Вьетнам сразу же вызвало резкую реакцию советского политического и военного руководства. Шесть военных округов были приведены в боевую готовность, было призвано 70000 резервистов. В Монголию за двое суток была переброшена 106-я Тульская воздушно-десантная дивизия. В столице считать умели и сразу сообразили, что «войска дяди Васи, то есть ВДВ» — воспитанники генерала армии Маргелова — при попутном ветре уже через полтора часа будут с аппетитом уплетать гобаджоу, цзяоцзы, ди сан сянь, гунбао, бей джин хао или, в переводе на русский, утку по-пекински, а также чоу доуфу и неизменную китайскую лапшу в бесчисленных ресторанчиках Пекина. И это было почище холодного душа. 

Кроме того, из Москвы выдворили китай¬ское посольство. Но вся фишка здесь имела очень грамотный подтекст и отдавала просто-таки иезуитским коварством. Суть заключалась в следующем — дипломатов домой отправили не самолетом, а по железной до¬роге. Зачем? В этом-то и весь фокус — начиная с Уральского хребта и до самой границы с Китаем и Монголией, они могли видеть идущие на восток колонны танков и воинские эшелоны.

Наряду с этим начались манёвры советских войск на границе с Китаем, в которых было задействовано не менее 200000 советских солдат и офицеров, 2.600 танков и 900 боевых самолетов. Всего же ВВС СССР были способны за неделю (!) сконцентрировать против Китая несколько тысяч современных бомбардировщиков, противопоставить которым ВВС и ПВО Китая не могли практически ничего. Также, в Монголии провели учения на границе с Китаем тульские десантники.

Внёс в разрешение китайско-вьетнамского конфликта свой вклад и ВМФ СССР. Корабли Тихоокеанского флота спешно выдвинулись в районы Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Было сформировано крупное со¬единение из 13 совет¬ских военных кораблей, в частности, в Южно-Китайском море, ожидавшее под¬хода новой группы кораблей во главе с крейсером «Адмирал Сенявин». 

В марте 1979 года в эскадре насчитывалось уже 30 судов. Результатом их действий было то, что Юж¬ный военно-морской флот Китая не решился принять участия в нападении на Вьетнам.

Необходимо отметить, что Штаты поддержали действия КНР против ДРВ. Поэтому в ходе китайско-вьетнамского конфликта ВМФ СССР пришлось сдерживать еще и ВМФ США. Помимо китайцев для советских кораблей проблему представляли и подошедшие в район американские военные корабли. Авианосное ударное соединение во главе с авианосцем «Constellation» расположилось недалеко от по¬бережья Вьетнама в Южно-Китайском море с целью, как заявили амери¬канцы, контролировать ситуацию. Для того чтобы держать их подальше от района широкомасштабных боевых действий, американским кораблям перекрыли пути подхода наши дизельные подводные лодки. Часть из них оставалась на глубине, а некоторые открыто держались в надводном поло¬жении. В итоге 6 марта 1979 года, не нарываясь излишне на «комплимент», американские корабли ушли в район Аденского залива.

В таких условиях руководство Китая решило не испытывать судьбу. 16 марта 1979 года китайские войска ушли с приграничных территорий Вьетнама.

Таким образом, СССР оказал помощь своему союзнику и одержал бескровную победу в локальном конфликте.

***
Не секрет, что в те годы отношения между СССР и КНР были, мягко говоря, не идеальными. Хотя, таковыми, некоторое время, они все же имели место быть. Но все изменилось с точностью до наоборот после смерти Сталина. Мао Цзедун не принял критику в его адрес и на долгие последующие годы из лучших друзей мы превратились в лучших врагов.

Нынешнее поколение с трудом может воспринять тот факт, что еще не так давно Благовещенск и Хэйхэ разделяла — в зимнее время — непрерывная полоса нескольких рядов колючей проволоки, а набережная амурской столицы с наступлением темноты превращалась в неприступную границу. 

1.jpg
И если бы ТОГДА кто-то, пусть даже в качестве дикой фантазии, предположил, что пройдет какое-то там количество лет и пол-Благовещенска по выходным будет «зависать» в бесчисленных ресторанчиках Хэйхэ, что будет построен даже мост, соединяющий оба берега Амура, а в самом китайском мегаполисе, каковым он стал в настоящее время, наши соотечественники будут скупать квартиры и спокойно, припеваючи проживать на сопредельной территории… Подобное могло привидеться лишь самым неисправимым мечтателям.

К слову, в описываемое время население Хэйхэ составляло чуть более сорока тысяч человек, сегодня — более трех миллионов. Темпы, согласитесь, впечатляющие. 

Но не будем излишне вдаваться в годы минувшие. Скажем только, что наша история навеяна китайско-вьетнамским вооруженным конфликтом, грозившим перерасти в, по крайней мере, региональную войну на Востоке. Ведь у СССР был подписан договор с дружественным Вьетнамом о взаимной поддержке в случае внешней агрессии, и это являлось серьезным аргументом в данной ситуации…

С уважением, Вадим Кругляк



< Возврат к списку

Вверх