Поиск по сайту
ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ КРАЕВАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. А.С. ПУШКИНА
Выставка «Республика под сине-красным флагом»: к 100-летию образования ДВР
«Республика под сине-красным флагом» – так называется книжно-иллюстративная выставка, открывшаяся в Забайкальской краевой научной библиотеке им. А.С. Пушкина в связи с вековым юбилеем со дня создания на территории Сибири и Дальнего Востока так называемого «буферного» государства.

Идея создания буфера была поддержана Лениным и принята решением Учредительного съезда трудящихся и партизан Прибайкалья: декларация от 6 апреля 1920 г. провозгласила образование независимой Дальневосточной республики (ДВР), в которую вошли Амурская, Забайкальская, Камчатская, Приморская, Сахалинская области, а также полоса отчуждения КВЖД. Новое государство просуществовало до 15 ноября 1922 года, выполняя функции защитной зоны между молодой республикой Советов и Японией. Столицей ДВР вначале был определён Верхнеудинск, а с октября 1920 г. – Чита.

Выставка, открывшаяся в библиотеке, имеет целью ознакомить посетителей с наиболее редкими и ценными изданиями по данной теме, вышедшими не только в центральных издательствах, но, прежде всего, в Чите и на Дальнем Востоке в период существования ДВР. 

Всего в экспозиции 4 раздела: «Ходили мы походами» (вооружённая борьба за советский Дальний Восток); «Красный буфер – очаг демократии на Дальнем Востоке»; «Синяя заплата»: символика ДВР; «Ветер эпохи рвался со страниц»: время, запечатлённое в слове.

Кроме трудов известных советских историков, таких как Б.М. Шерешевский, В.И. Василевский, Н.П. Егунов, Л.М. Папин, читатели увидят редкие краеведческие издания 20-х гг. ушедшего столетия. Среди них единственный сохранившийся в фондах библиотеки экземпляр «Основного закона (Конституции) ДВР, принятой 27 апреля 1921 г.; «Устав Банка Дальне-Восточной республики» (Чита. 1922): сборники под названием «Собрание узаконений и распоряжений правительства ДВР» за 1920, 1921, 1922 гг.; «Труды 1-го общекооперативного съезда ДВР», проходившего в Чите в марте 1921 г.; брошюра «Туземный вопрос в ДВР» (Чита, 1922) и др.

Особый интерес представляют два малоформатных издания, одно из которых отпечатано в 1919 г. в походной типографии газеты «Красный стрелок» Политотдела Пятой Армии, освобождавшей Приморье. Впоследствии эта типография базировалась в Чите. Другая книжица, выпущенная по инициативе Военно-редакционного совета НРА и флота ДВР в серии «Беседы политчаса», посвящена полностью вопросам японской интервенции. Это в чистом виде агитационное издание вышло в Чите в 1922 году. Сохранилась и художественная обложка, хотя имени автора установить не удалось. 

Несомненно большую историческую ценность представляют такие издания, как «Краткий очерк Дальне-Восточной Республики и Прибайкалья «По родному краю», (Верхнеудинск, 1922) и книга П.Д. Лежнина «Богатства Приамурья и Забайкалья» (Чита, 1922). Обе книги дают представление о территориальных особенностях ДВР, её населении, путях сообщения, землепользовании, богатствах недр, занятиях населения, этнографии. Сведения эти даются для того, чтобы сделать Дальневосточный край привлекательным для массового заселения с целью его дальнейшего развития.

Из литературно-художественных изданий посетители увидят знаменитую и несколько раз переиздававшуюся книгу Виктора Кина «По ту сторону» – удивительную летопись жизни, основанную на реальных событиях. Кроме неё здесь представлены литературные сборники «Камены», «Печаль полей» и книга нашего современника О. Петрова «Именем народа Д.В.Р.», повествующая о борьбе с бандитизмом в Забайкалье.

В качестве иллюстративного материала использованы фотокопии символики буферной республики, подлинник паспорта ДВР, на котором прежний герб погашен штампом «Р.С.Ф.С.Р.» и фото владельца документа, образцы денежных знаков, интересные фотографии, подлинные и в копиях.

Выставка будет работать в течение 2020 года. Принимаются заявки на посещение (по окончании карантина).

Храмова Л.В.,
библиотекарь сектора редкой книги 

IMG_6979.JPG     IMG_6959.JPG     IMG_6960.JPG
IMG_6961.JPG     IMG_6962.JPG     IMG_6980.JPG
IMG_6982.JPG     IMG_6983.JPG     IMG_6984.JPG
IMG_6991.JPG     IMG_6993.JPG     IMG_6994.JPG
IMG_6995.JPG     IMG_7003.JPG     IMG_7006.JPG
IMG_6957.JPG             IMG_6964.JPG             IMG_6965.JPG             IMG_6966.JPG
IMG_6967.JPG             IMG_6968.JPG             IMG_6970.JPG             IMG_6971.JPG
IMG_6972.JPG             IMG_6974.JPG             IMG_6976.JPG             IMG_6981.JPG
IMG_6986.JPG             IMG_6987.JPG             IMG_6988.JPG             IMG_6989.JPG
IMG_6990.JPG             IMG_6992.JPG             IMG_6996.JPG             IMG_6997.JPG
IMG_6998.JPG             IMG_7000.JPG             IMG_7012.JPG             IMG_7005.JPG


ИСТОРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ФЕНОМЕНА ДВР:
ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТО ЛЕТ

Дальний Восток России – единственный регион огромного государства, который во время установления советской власти хотя бы на время сумел избежать советизации и предпринял свою, отличную от остальной территории страны, попытку развития.

Сейчас, спустя столетие мы можем делать объективные выводы и полноценную оценку тех событий с высоты сегодняшнего дня.
Не секрет, что с развалом Советского Союза в обществе устойчиво муссировалась тема о превращении дальневосточных территорий в самостоятельное государство. Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что сепаратистские настроения 90-х годов прошлого века, вызванные теми или иными причинами, не имели никакой перспективы. 

Даже если допустить, что создание независимого дальневосточного государства было осуществимо, возникает вопрос о том, как бы оно существовало. В значительной степени ответ на этот вопрос дает непродолжительная история ДВР. Следует понимать, что любая государственная трансформация – это всегда откат назад. Тот нескончаемый поток проблем, который возник в 20-х годах на Дальнем Востоке, вполне бы мог повториться. Причем – на долгосрочной основе. А это уже явная заявка на отсутствие стабильности,как в социально-экономической плоскости, так и в умах самих людей, на долю которых выпало бы строительство нового государства. Брожение идей не способствует развитию и укреплению общества как такового. 

Существует множество точек зрения по поводу того, нужна ли вообще была ДВР, для чего ее создавали, насколько система управления в республике соответствовала условиям того времени, почему ДВР не смогла продержаться дольше 1922 года? Кроме того, есть определенные противоречия в оценке тех событий с точки зрения советского периода и дня нынешнего. Наша задача – объективно, толерантно подойти к тем выводам, которые в действительности имеют место относительно тех исторических событий, происходивших на российском Дальнем Востоке в начале XXвека. И политкорректность тут занимает не последнее место. 

Наиболее интересными представляются мнения, относящиеся к организации системы управления в ДВР. По этому поводу написано достаточно работ и в советское время, и в период новейшей истории России. Таким образом, появляется возможность изучить систему управления ДВР в различных аспектах. 

Так, источники советского времени представляют ДВР лишь как переходный период к установлению советской власти на Дальнем Востоке, временную меру. Они говорят о том, что демократическая система управления была лишь вынужденной мерой, неким временным послаблением и реверансом в сторону объективной реальности – как известно, большинство жителей региона не особенно привечали большевистские установки, хотя последние и уверяли, что приход советской власти был лишь вопросом времени.

Постсоветские же источники, в свою очередь, предоставляют уже несколько отличные точки зрения. Например, что на Дальнем Востоке на тот период вполне возможно было становление независимого демократического государства, его развитие и процветание, а всему этому помешали большевики. И система управления в республике была изначально задумана как демократическая, то есть парламентская республика, и ей не дало нормально функционировать и развиваться опять же присутствие большевиков в органах власти.

Образование ДВР

Идея создания автономного государства в Сибири и на Дальнем Востоке родилась еще среди ссыльных декабристов в 30-х гг. XIX века. Оживление этих идей произошло в 80–90-е гг. XIX века в связи с ростом переселенческого движения, увеличением промышленного и сельскохозяйственного производства, а также – фактом отдаленности от центра и конкуренцией сибирских и российских товаров.

После распада Российской империи идея о самоопределении Дальнего Востока снова стала актуальной. Однако большевики имели свои претензии на эту территорию и стремились сохранить ее в составе Советского государства. 

Не прочь прибрать к своим рукам богатые недра Дальнего Востока была и Япония. Назревали противоречия между этими силами, необходимо было найти решение, которое не позволило бы этим противоречиям вылиться в вооруженный конфликт.

Сложная международная и военно-политическая обстановка в начале 1920 г. заставила прибегнуть Советское Правительство к политическому маневру – временному отказу от восстановления советской власти в Забайкалье и на Дальнем Востоке и образованию на этой территории буферной республики (ДВР).

Предсовнаркома молодой Советской Республики Ульянов-Ленин, будучи грамотным юристом и дальнозорким политиком, мгновенно оценил ситуацию, приняв гениальное правовое решение, поставившее в тупик политических заморских хищников. Он совершенно точно просчитал главное: блокировать захватнические устремления всех участников конфликта можно лишь на основе старой доброй истины – «когда говорят деньги, то пушки замолкают».

Неожиданность и нестандартность эффекта объявления российского Дальнего Востока «территорией без гражданской войны», на основе модели буферной республики, и в сочетании с тем, что сейчас называют свободной экономической зоной, враз обнулила всю изначальную мотивацию международной коалиции захватчиков, заставив коренным образом поменять тактику – теперь уже каждая из сторон вынуждена была следить за тем, как бы соперники не обошли в доступе к открывшимся перспективам мирного участия в экономических проектах новой Республики.

Надо сказать, что у Ленина уже имелся опыт, дававший ему основания поддержать образование ДВР – двумя годами ранее он уже поддержал инициативу создания подобного государственного образования – Донецко-Криворожской Республики (ДКР), и выхода ее из состава Украинской Народной Республики (УНР). 

Причинами же развития таких событий стало то, что жители Донецко-Криворожского промышленного бассейна попросту не желали быть гражданами УНР, представлявшей собой крайне нестабильное государство, раздираемое политическим хаосом, националистами и гражданской войной. Это было примерно тоже самое, что сегодня происходит на востоке Украины. Да и территории, которые тогда входили в ДКР, практически один в один (во всяком случае – ментально, духовно) совпадают с нынешними реалиями – это Донецкая, Луганская, Днепропетровская, Запорожская, Харьковская, Сумская и Николаевская области. 

История ДКР оказалась крайне короткой из-за быстро менявшихся внешних политических событий – победы советской власти ускорили ее интеграцию в победившую Советскую Украину, однако, опыт этой республики уникален.

Через два года, на другом конце огромной страны, сложилась схожая ситуация, когда была образована Дальневосточная Республика.
Задача большевиков оказалась довольно сложной: необходимо было решить множество политических, экономических, социальных, территориальных вопросов. Например, какие территории войдут в состав буфера, каковы будут критерии их отбора? Или в какой степени республика будет подвержена влиянию Советской России, а в чем получит самостоятельность? Наиболее интересный вопрос – кто получит реальную власть?

19 января 1920 г. в Томске было решено организовать буфер с границами по линии Оки и Ангары. Для решения партийных вопросов буферного строительства ЦК РКП(б) создал 3 марта 1920 г. Дальбюро, куда вошли: Н.К. Гончаров, А.М. Краснощеков, А.А. Ширямов, И.Г. Кушнарев, С.Г. Лазо, П.М. Никифоров.

28 марта 1920 г. в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) открылся съезд трудового населения Прибайкалья, который 2 апреля принял решение об образовании буферного государства. А 6 апреля принята «Декларация об образовании независимой Дальневосточной республики». Документ имел множество слабых мест, не решал тех многочисленных проблем, которые существовали в связи с образованием нового государства, но давал Дальнему Востоку статус независимой республики.

На тот момент на Дальнем Востоке оказалось четыре территории со своими правительствами:

– Временное Правительство ДВР в Верхнеудинске;
– Семеновское Правительство в Чите;
– Советская власть в Амурской области;
– Приморское Правительство во Владивостоке.

В «Декларации…» ставилась задача объединить эти территории. На роль центра претендовали Верхнеудинск и Владивосток.

14 мая 1920 г. Советское Правительство официально признало Правительство ДВР в Верхнеудинске. В состав государства тогда входили: Забайкальская, Амурская, Приморская, Камчатская, Сахалинская области, а также полоса отчуждения КВЖД.

Но оставались еще те четыре территории, которые до сих пор имели свои, хотя и не признанные Советской Россией, правительства. Так продолжалось все лето 1920 г., пока ситуация не стала очевидно неприемлемой. 

29 октября 1920 г. в Чите состоялась конференция, где была принята Декларация, по которой весь Дальний Восток от р. Селенги и Байкала до Тихого океана объявлялся независимой самостоятельной республикой с демократической властью. Основные законы республики должно было выработать Учредительное Собрание, все правительства на территории ДВР утрачивали свои функции и превращались в органы местного самоуправления. Таким образом, был решен вопрос о единой власти в ДВР.

На Дальнем Востоке появился тот буфер, который, с одной стороны, давал надежды на развитие демократического государства и, с другой, на предотвращение агрессии со стороны Японии.

ДВР отличалась от Советской России тем, что там продолжали легально существовать различные политические партии, в том числе буржуазные, действовали Учредительное Собрание и коалиционное правительство, и не действовала политика военного коммунизма. 

Формально ДВР была независима от Советской России. Фактически же дела обстояли с точностью до наоборот. Во-первых, ДВР появилась во многом благодаря большевикам, которые при создании республики вложили в нее осуществление своих интересов на Дальнем Востоке, и продолжали контролировать деятельность органов власти республики на протяжении всего времени ее существования. 

Во-вторых, в органах власти ДВР было достаточно коммунистов, избранных народом, чтобы влиять на принятие политических решений.

И в-третьих, ДВР все-таки была частью России с исторической и национальной точки зрения, и порвать такие связи было, вряд ли, возможно.

В формировании ДВР в Забайкалье ведущую роль играли большевики, но соответствующая расстановка сил не позволила им создать государство со строем, идентичным советскому. Однако большевики и не ставили на первых порах первоочередной задачей создание именно советского строя в республике. Им достаточно было того, что ДВР выполняла буферную функцию и устанавливала относительно стабильный баланс сил в международных отношениях. 

В Советской России изначально считалось, что существование ДВР носит временный характер. С другой стороны, антисоветски настроенная часть общества возлагала на новое государство большие надежды, связанные с выходом не только Дальнего Востока, но и всей России на демократический путь развития.

На ДВР возлагались надежды на прорыв дипломатической и экономической блокады России в Тихоокеанском регионе. Однако ДВР так и не была официально признана ни одним государством. Внешняя торговля была невелика и носила транзитный характер, иностранные концессии были немногочисленны и просуществовали короткое время - тесные связи ДВР и Советской России отпугивали иностранных предпринимателей.

Тем не менее, создание нового государства являлось важным шагом для истории Дальнего Востока.

Центральные органы управления

Новому государству необходимо было создать и закрепить систему органов управления, как центральных, так и местных. Строй ДВР был определен как парламентская республика. Политической основой государства являлись представительные органы. Высший орган государственной власти – Учредительное Собрание, ему принадлежала законодательная власть и право контроля за исполнением конституционных законов. 

По сути это был орган управления, созданный по примеру передовых государств мира, наделенный практически теми же полномочиями, но адаптированный под условия тогдашней ситуации.

Основной закон ДВР – Конституция – фиксировал общественный договор между личностью и государством, в котором предусматривалось создание смешанной экономики, гражданского общества, многопартийность, разделение властей, права и свободы граждан, верховенство закона. Конституция провозглашала широкие гражданские и личные права, причем раздел «О гражданах и их правах» предварял раздел «О властях».

Отменялись сословное деление граждан, устанавливалось их равенство перед законом, гарантировалась свобода слова, печати, совести, выражения собственного мнения, создания союзов и обществ, не преследующих целей, наказуемых уголовными законами республики. Каждый гражданин должен был подчиняться закону и мог делать все, что не запрещалось законом.

В Конституции не декларировалась руководящая роль ни одной политической партии, не регулировались нормы взаимоотношения между государством и общественными организациями. В ДВР сохранялся институт частной собственности, не проводилась национализация крупной промышленности. Были конфискованы лишь отдельные предприятия. В ДВР отсутствовала монополия внешней торговли, не были национализированы банки. Применялся наемный труд, хотя он и ограничивался путем правовой регламентации условий труда.

После принятия Конституции ДВР оппозиция выступила с резкой критикой против нее. Газета «Вечер» утверждала, что Конституция ДВР «сырая, в ней много «пробелов», так как она принималась в спешке». Лидер сибирских областников Н. Якушев в те дни писал: «Основной закон имеет внутренние коллизии, ибо он является прикрытием диктатуры коммунистов». По мнению меньшевиков и эсеров Основной закон ДВР «скорее дипломатический, чем юридический документ», поэтому необходимо созвать новое Учредительное Собрание и принять «реальную Конституцию» буферной республики.

На фоне этих противоречий и критики состоялись выборы в новое Учредительное собрание. Коммунисты и на этот раз сумели набрать большое количество голосов. Более того, они получили большинство и, соответственно, заняли наибольшее количество мест. Теперь, по сути дела, ни одно решение не могло пройти без согласия коммунистов, что сделало новый парламент орудием в руках большевиков для проведения своей политики на Дальнем Востоке.

Само по себе создание Учредительного собрания имело большое значение. В то время, да и на последующие 70 лет это была единственная попытка создания законодательного органа, который бы реально являлся высшим органом в стране и действительно самостоятельно принимал бы законы. В Советской России Учредительное собрание разогнали сразу же после его создания, а последующие органы власти, такие, как Съезды Советов, не имели реальных полномочий и действительной силы в государстве.

Правительство: состав, деятельность

Между сессиями Учредительного Собрания верховным органом было Правительство, ему подотчетное. Правительство получило право издавать временные законы, принятие которых не могло быть отложено до следующей сессии Учредительного Собрания.

Теоретически Правительство являлось вторым по значению органом в государстве после Учредительного собрания, а на практике - именно этот орган управления руководил жизнью страны, проводил соответствующую политику.

Нельзя сказать, что штаты Правительства ДВР были раздуты – оно включало в себя столько человек, вместе с его Председателем, сколько сегодня, к примеру, составляет Кабинет министров Швейцарской Конфедерации.

Деятельность Правительства началась с Акта о принятии власти, который выглядел следующим образом:«Волею всего народа, выраженной Учредительным собранием, избравшим Правительство в заседании своем от 25 апреля 1921 г., Правительство в составе: председателя Правительства – Александра Михайловича Краснощекова, заместителя председателя Правительства – Николая Михайловича Матвеева и членов Правительства: Ивана Павловича Кларк, Ильи Васильевича Слинкина, Дмитрия Самойловича Шилова, Василия Степановича Бондаренко и Михаила Ивановича Бородина, – с сего числа принимает на себя всю полноту власти гражданской и военной на территории Дальневосточной республики в пределах, предоставленных ему Основным законом страны» (26 апреля 1921 г., Чита).

В Правительстве, как и в других органах власти, преобладали коммунисты, которые с успехом проводили свою политику.

Особенностью политического строя ДВР было то, что Правительство как бы играло роль коллективного президента. Точнее, роль президента на самом деле играл Председатель Правительства Краснощеков, которому подчинялись все члены Правительства. Формально они, конечно же, имели право голоса, могли предлагать свои решения проблемы, но принятие решений упиралось в позицию Председателя. 

Оценивая деятельность Правительства ДВР в целом за период существования республики, можно сказать, что оно было достаточно продуктивно, несмотря на неспокойную политическую ситуацию, на противоречия в самом Правительстве.

Причина номер два

Создание ДВР имело и еще одну немаловажную цель, помимо прямого военного столкновения с Японией – избежать поспешной советизации края, слишком отличающегося по своему социальному укладу от европейской части России. Большевики опасались встретить сильное сопротивление местного населения. Тем более, они сами ещё не вполне контролировали большинство районов страны. 

Основную часть населения Дальнего Востока в начале ХХ века составляли русские и украинские крестьяне-колонисты и казаки. В 1918 г. большинство их выступило против советской власти, но, со временем, они также выступили и против белогвардейских правительств. 

Сибирские и дальневосточные красные партизаны не имели такой мотивации, как крестьяне европейской части России, поддерживавшие большевиков против возвращения помещиков. На Дальнем Востоке помещиков не было никогда, идеал коммуны совершенно не вдохновлял крестьян. Свобода и самоуправление – вот за что сибиряки и дальневосточники боролись и против большевиков, и против белых. 

Здесь были сильные партизанские формирования, фактически весь народ был вооружён, и большевики просто не рискнули восстанавливать против себя эту массу. В отношении Дальнего Востока была принята стратегия его постепенной интеграции в советскую государственность. РСФСР отправляла в ДВР деньги, оружие, боеприпасы, государственные и военные кадры. Так, все главнокомандующие Народно-революционной армии (НРА) ДВР были направлены из Москвы: Эйхе, Буров-Петров, Блюхер, Авксентьевский, Уборевич. 

Любопытна судьба первого руководителя ДВР Александра Краснощёкова. Он был тоже назначен в ДВР решением Политбюро ЦК РКП(б) и выполнял инструкции по построению буржуазно-демократической государственности настолько добросовестно, что вызвал неудовольствие местных коммунистов. По их настоянию он и был отозван, хотя сам Ленин признавал, что Краснощёков был фактическим и талантливым организатором ДВР.

Говоря о роли Краснощекова в становлении ДВР, необходимо отметить не только его авторитарные методы руководства, но и его весьма прогрессивные планы, откровенно идущие в противовес коммунистическому государственному строительству. В частности, имея в активе диплом Чикагского университета и годы, проведенные в Америке, он предлагал внедрить американские наработки на территории ДВР. В качестве некоего эксперимента Краснощеков склонялся к идее превращения Владивостока в свободную экономическую зону наподобие тех, что сегодня, спустя сто лет, функционируют в регионах Дальнего Востока. Его видение относительно приморской столицы с предприятиями со смешанным капиталом, наличием коммерческих банков и возможностью сдачи аренды земли на 99 лет – это прямая аналогия дню сегодняшнему. 

Законы ДВР в отношении религии и церквей были менее жёсткими, чем в Советской России. К примеру, церковное венчание было равноправным с гражданской регистрацией брака. Подвижки были и в области национальной политики. Так, в ДВР была создана Бурят-Монгольская автономная область, разрешалось создавать школы с преподаванием на национальных языках (например, в Приморье действовали украинские школы).

Успех введения золотого обращения был настолько впечатляющим, что Совнарком РСФСР направил во Владивосток комиссию для изучения опыта. Именно этот опыт позднее определил решение В. Ленина о введении НЭПа и выпуске советского золотого червонца, что в свою очередь так же резко двинуло вверх экономические показатели теперь уже и самой РСФСР, только что начавшей выходить из тотальной разрухи последствий Гражданской войны.

Сейчас, спустя сто лет, дальневосточный экономико-политический феномен ДВР можно еще объяснить и тем, что нестандартные инновационные идеи воплощались в жизнь такими же, исключительного склада людьми. Руководство ДВР представляло собой слаженную команду ярких личностей, хотя и при совершенно противоположных политических взглядах каждого. 

Можно сказать, что Краснощеков значительно опередил свое время, узрев в зарождающейся экономике и социально-политическом обустройстве Дальнего Востока прообраз нынешней современной России. Но именно подобное инакомыслие, которое никоим образом не могло быть на то время одобрено большевиками, сыграло злую шутку в судьбе первого лидера ДВР – трагические тридцатые поставили точку в жизни человека, способного при определенных обстоятельствах дать серьезный импульс развитию дальневосточных территорий, в частности – Забайкальскому краю.

Позитивная роль США в становлении ДВР и Советской России 

Как это ни удивительно, но позитивную роль в становлении дальневосточной государственности сыграли США. Приобретя в свое время у Российской империи, путем сложных дипломатических манипуляций, Аляску, Америка, тем не менее, способствовала сохранению Дальнего Востока уже в составе Советской России. 
 
До конца 1920 г. НРА ДВР выдавила войска Семёнова из Забайкалья. В следующем году – отразила попытки белогвардейских войск того же Семёнова и Унгерна снова овладеть Забайкальем и помогла Сухэ-Батору в установлении просоветского режима в Монголии. В 1922 г. НРА разбила белогвардейцев в Приморье. 
 
Но не менее важным фронтом борьбы ДВР был дипломатический. ДВР удалось разобщить белогвардейцев и японских интервентов. Первоначально реальная территория ДВР занимала только небольшую часть Забайкалья с центром в Верхнеудинске. Но уже в мае 1920 г. на переговорах с японским командованием было достигнуто соглашение о выводе японских войск из Забайкалья и Приамурья, что и было сделано японцами в октябре того же года. 
 
Разбить белогвардейцев после этого не представляло большой сложности для НРА ДВР. В Приморье в это время власть принадлежала Приморской земской управе, в которой также преобладали большевики и им сочувствующие. Но в мае 1921-го во Владивостоке произошёл белогвардейский переворот. Белые просили японцев не покидать Приморье. Ситуация поменялась кардинально. 
 
В этих условиях ДВР опиралась на поддержку США, в которых всегда была сильна партия противников вмешательства в дела советской России. Кроме того, США стремились не допустить укрепления позиций Японии на Дальнем Востоке. Нажим американского правительства заставил Японию возобновить переговоры с ДВР об окончательном выводе войск. 
 
Кроме того, делегация ДВР прибыла в декабре 1921 г. в Вашингтон на международную конференцию по урегулированию в Азиатско-тихоокеанском регионе. Хотя ДВР не получила официального дипломатического признания, но своё пребывание в Америке делегация сполна использовала для воздействия на правящие круги США. Япония несколько раз прерывала переговоры с ДВР о выводе войск, но, в тоже время, и не оказывала вооружённой поддержки белогвардейцам. Те были вынуждены отступать по мере того, как японские войска постепенно отводились к Владивостоку. 
 
Наконец, 10 октября Япония согласилась вывести войска из Приморья, что было выполнено к 24 октября. На следующий день части НРА вступили во Владивосток. Учредительное собрание ДВР, преобразовавшее себя в Народное собрание – высший орган власти буферного государства –проголосовало за упразднение ДВР и вхождение её территории в РСФСР на основании советских законов.

ДВР и РФ: связь времен 

Параллель здесь напрашивается сама собой. Прежде чем делать выводы и сопоставления, следует обратить внимание на отдельные факты истории ДВР и некоторые ее особенности. 
 
Во-первых, Дальний Восток – единственный район нашей страны, где в период ДВР была предпринята попытка построить демократическое правовое государство, используя определенный экономический опыт политико-правовой системы РСФСР и стран Запада. 
 
Во-вторых, следует учитывать особенности Дальневосточного региона, условия, в которых создавалась ДВР:экспансия иностранного капитала, близость Китая и Японии, иностранная интервенция, гражданская война, военная и гражданская эмиграция из России. 
 
В-третьих, изначально ДВР была оформлена как парламентская республика, то есть система управления должна быть демократической. И в целом ее можно, подобно похожим моделям системы управления в других странах, признать демократической по форме, но с несколько иным содержанием. 
 
Демократическая форма хорошо показана в Конституции ДВР, где были прописаны основные права и обязанности граждан: на участие в государственном управлении, государственную службу, объединение в общественные организации, обращение к органам государственного управления, должностным лицам с просьбами, жалобами, ходатайствами, неприкосновенность личности, жилища, свободное передвижение и перемену места жительства, тайну переписки. 
 
Независимо от пола, национальности, расы, имущественного положения граждане обладали равным объемом административной правоспособности во всех областях хозяйственной, государственной, культурной, общественно-политической жизни. Государство предоставляло гражданину возможность участвовать в государственном управлении. Административная правоспособность граждан не могла быть отчуждена или передаваема. Ее объем мог изменяться волею государства, но не гражданина. 
 
В экономической сфере сохранялись практически все права и свободы предпринимателей, принятые в демократических странах. Действовал НЭП, то есть тот же капитализм, но с другим названием. В разделе «Основы народохозяйственного строя» Конституции ДВР НЭП получил законодательное закрепление:многообразие форм собственности, многоукладность экономики, свобода производителей, предпринимательства и торговли, хозяйственная самостоятельность местных административно-территориальных единиц. 
 
Управление экономикой осуществлял Высший экономический совет - мозговой центр команды председателя Правительства Краснощекова. В него вошли крупнейшие экономисты того времени. Их объединила идея реализации НЭПа на Дальнем Востоке, которую они приветствовали. «Экономическая жизнь Дальнего Востока» – специальный журнал, где впервые в истории России вопросы теории и практики НЭПа обсуждались представителями различных политических партий. Таким образом, систему управления ДВР можно признать демократической, хотя и с некоторыми оговорками.

Государство, не имеющее аналогов 

После октябрьских событий 1917 г. Дальний Восток – одна из самых сложных территорий России, где накопилось множество проблем. Власть за неимением достаточных сил и возможностей большевики в этом регионе еще не захватили. Более того – им грозит война с Японией, которая может стать крахом для всей Советской власти. Противники Советов пытаются сохранить Дальний Восток – хотя бы эту часть бывшей Российской империи, создать на ней свое государство. Есть в споре еще одна сторона - Япония, которая в союзе с другими азиатскими странами не прочь захватить богатейшую территорию Дальнего Востока. 
 
Дальнейшее развитие такой ситуации не могло идти без ущерба для всех сторон, а переломить ее пока никто не мог. Положение в корне меняло создание буфера, принявшего на себя все нерешенные проблемы, давшего противникам собраться с силами, избавив от необходимости действовать немедленно. 
 
Итак, большевики получают передышку, чтобы закончить Гражданскую войну и перебросить силы на Дальний Восток. Кроме того, они не теряют контроля над ситуацией – в органах управления ДВР у них достаточно сторонников. Противники Советов тоже получили еще один шанс – доступ к власти, не ввязываясь в открытую борьбу с большевиками, которую им не выиграть. И, наконец, иностранцы теперь имеют доступ к природным ресурсам Дальнего Востока и получают страну-партнера с капиталистической открытой экономикой. 
 
Такая ситуация устраивает всех. Временно. Пока одна из сторон не находит сил изменить ее в свою пользу. И это были большевики. Возможно, впрочем, были и другие варианты развития событий: если бы, например, правительство Краснощекова тем или иным способом сумело бы удержать власть. 
 
Осенью 1922 г. Дальбюро ЦК разработало план перехода к советской власти на Дальнем Востоке. 12 октября 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение упразднить буфер. 
 
Говоря предметно, ДВР вполне отвечала поставленным на тот момент задачам и реальной ситуации. Именно в таком виде она обеспечивала буфер, куда можно было перенести многие проблемы без ущерба для спорящих сторон. Другое дело, чтоДВР как таковая не была рассчитана на долгое существование, чем можно объяснить многие ее недостатки. Но справедливости ради необходимо отметить, что она и не была рассчитана на это. Более того, эффективность эта не нужна была ни большевикам, которые получали лишний повод заявить о несостоятельности демократии и капитализма, ни иностранцам, которые совсем не были заинтересованы в развитии сильного государства в этой части мира. 
 
Можно сказать, что ДВР в качестве буфера просуществовала определенный период, выполнив свои функции, и стала частью истории. Пожалуй, у этого государства не было шансов выжить и существовать бок о бок с Советской Россией и странами Азии. Просто потому, что она создавалась не для этого. Просто ее изначально считали «временной мерой». С самого начала было сделано все, чтобы создать систему управления, которая не смогла бы существовать долго, которую легко было бы сломать. 
 
ДВР – государство, не имеющее аналогов в мире ни до, ни после себя. Уже поэтому оно заслуживает интереса и внимания. Но этот опыт оказался довольно печальным – получилось государство, гибель которого была обусловлена и предначертана еще до момента его создания.
Вадим Кругляк,
член экспертной комиссии по вопросам культуры
и гармонизации межнациональных отношений
Общественной палаты Забайкальского края,
член Союза журналистов России



< Возврат к списку

Вверх

#WORK_AREA##WORK_AREA#