Поиск по сайту
ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ КРАЕВАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. А.С. ПУШКИНА
ШОС в контексте современной геополитики
ШОС в контексте современной геополитики
В информационно-аналитическом журнале «Политическое образование» (г. Москва) опубликована актуальная статья «ШОС в контексте современной геополитики» нашей  коллеги Дашиевой Е.О., заведующей отделом иностранной литературы и межкультурных коммуникаций. Предлагаем познакомиться с материалами публикации на странице нашего сайта. Многие найдут в статье  ответы на вопрос: «ШОС – что это?»

Есть известное выражение: «Если ты не интересуешься политикой, то в один прекрасный момент она заинтересуется тобой». Поэтому, чтобы однажды не оказаться в ситуации, когда уже поздно станет влиять на негативные тенденции, формирующие условия нашей жизни, необходимо всем нам интересоваться политикой: как внутренней, так и международной.

Особенно это касается молодёжи, потому что именно ей предстоит жить во всё усложняющемся  мире 21 века, на который влияют такие мегатренды, как:

Глобализация, создающая единое мировое  экономическое, финансовое, информационное пространство. Поскольку в настоящее время существует единственная супердержава, обладающая всем спектром воздействия на мировое сообщество – от политического, экономического, военного и до культурного- это Соединённые Штаты, то глобализация формируется, в основном, по американским (или евроатлантическим) стандартам. В последние годы расширение американского глобального поля осуществляется через гуманитарные интервенции (как это было в Югославии в 1999 году) и через «цветные революции» ( «оранжевой» на Украине, «розовой» в Грузии, «жёлтой» в Киргизии, «арабской весны» в государствах Ближнего Востока и Северной Африки).

Регионализация, являющаяся ответной реакцией на глобализацию. Регионализация как процесс отражает стремление национальных государств  сохранить свои границы, самоидентификацию своих народов, их культуру. Как следствие, усиливаются фундаменталистские настроения (особенно в области вероисповедания, например, в мусульманстве, православии), а также консервативные (особенно в вопросах сохранения традиционных семейных ценностей, взаимоотношения полов и т.д.).

Регионализация зачастую оформляется по принципу     цивилизационной общности, сходства историй, территориальной близости.

В контексте кратко обозначенных тенденций, которые в корне меняют сложившийся мировой баланс сил, понятно, почему в 2001 году возникла региональная международная структура – это Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). В неё вошли  Китай, Россия, а также четыре постсоветских государства: Казахстан, Таджикистан, Узбекистан и Киргизия, с объединённой территорией в 30 миллионов километров. Общая численность населения стран ШОС равна почти 2 миллиардам людей (это четвёртая часть планетарного показателя).

ШОС не является военным блоком (как, например, НАТО) или открытым совещательным органом по безопасности или экономическому развитию (АРФ АТЭС или АСЕАН, объединяющая азиатский Юго- Восток). Она занимает промежуточную позицию. Главными задачами организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности на широком евразийском пространстве, борьба с терроризмом и сепаратизмом, а также с наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнёрства, научного и культурного взаимодействия.

С 2007 года в статусе наблюдателей к работе ШОС подключились Монголия, Иран, Индия и Пакистан, с 2012 года – Афганистан.

С 2009 года звание партнёров по диалогу получили Белоруссия и Шри-Ланка, в 2012 году – Турция.

Официальными языками организации утверждены китайский и русский  языки.

Генеральным секретарём ШОС является Дмитрий Мезенцев (кстати, бывший губернатор Иркутской области).

Часто задают вопрос: почему именно Шанхайская? Да потому, что первая организационная встреча лидеров стран-участниц в формате шестёрки прошла в Шанхае КНР в 2001 году.

Встречаются главы государств-членов ШОС ежегодно. В 2014 году сверка их позиций по различным политическим и экономическим вопросам состоится в сентябре в г.Душанбе (Таджикистан). В 2015 году объединённые, консолидированные решения по выходу из региональных проблем будут приниматься в России.

Конечно же, вступая в ряды ШОС, каждая из стран-участниц преследовала свои цели. Для бывших среднеазиатских республик СССР – Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии- эта организация, прежде всего, помогает мирным путём решить сложнейшие проблемы территориального размежевания между собой, а также Китаем. Путём взаимных уступок этот вопрос на китайском участке решён, однако сохраняются очаги напряженности  на таджикско-киргизской границе (зимой 2014 года были вооружённые столкновения), а также на таджикско-узбекском направлении, инициированные, в том числе, водными спорами.

Также ШОС даёт этим странам возможность подключиться к мощному экономическому потенциалу КНР, сохранить традиционные взаимосвязи с Россией (хотя бы в вопросах миграционного передвижения, культуры и образования), совместно противостоять угрозам терроризма, регионального экстремизма, сепаратизма, афганского наркотрафика и т.д. Однако, главной выгодой от ШОС для них является то, что через делегирование некоторых функций в наднациональные структуры они имеют общий «зонтик безопасности» от каких-либо агрессоров.

Для России ШОС является одним из рычагов сохранения политического, военного и культурного влияния на постсоветском азиатском пространстве. Кроме того, центральноазиатские государства создают «буфер безопасности», заслон от проявления «трёх зол» - терроризма, экстремизма и сепаратизма, идейным экспортёром которого выступают Афганистан и страны Ближнего Востока. Поэтому центральноазиатский стратегический плацдарм для России крайне важен, особенно в контексте скорого (в 2014-2015 годах) и бесславного вывода основного контингента войск США из Афганистана (в очередной раз подтвердившего звание «убийцы империй»). Именно этим объясняется принятое с Таджикистаном решение об усилении российской пограничной группировки на рубежах с Афганистаном, о расширении авиационного отряда ВС РФ  в Киргизии и т.д. Также ШОС является переговорной площадкой, позволяющей Москве (по мере возможности) сдерживать экономическую экспансию Китая на евразийском пространстве. Отсюда, кстати, одно из противоречий в российско-китайских подходах к ШОС: Москва, прежде всего, желает видеть эту организацию как гарант региональной безопасности, а Пекин – как инструмент экономической интеграции. Но прежде всего ШОС позволяет России довольно эффективно противодействовать американскому политическому и военному проникновению в Центральную Азию, являющуюся её южным подбрюшьем.

Соединённые Штаты активно стремятся закрепиться в этом регионе: через переизбрание проамериканского президента  в Афганистане, выборы которого состоялись в апреле сего года, позволившему бы их военным базам по-прежнему размещаться в этой стране, через двусторонние соглашения с Узбекистаном о размещении «баз подскока», через раскачивание внутренней обстановки в Киргизии и Таджикистане путём экспорта «цветных революций» и т.д. В основе их присутствия в ЦАР лежит понимание того, что в меняющемся балансе сил на планете критически важным является не только его ресурсный  потенциал (богатейшие запасы газа, нефти, золота и т.д.), но и стратегическое местоположение. Он даёт возможность Вашингтону напрямую влиять на обстановку  северо-запада  Китая, где расположены склонные к сепаратизму и религиозному экстремизму Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы, и на северо-восток Китая, где находится Внутренняя Монголия, к воссоединению которой с «коренной» Монголией подталкивают американские спецслужбы. Также ЦАР позволяет США «раскачивать» обстановку в северокавказских республиках и южных областях России, в том числе в Ставрополье, Волгограде, а сейчас в Крыму. Также этот регион важен для Вашингтона с точки зрения нейтрализации негативных для него тенденций в Индии, претендующей сейчас на звание самостоятельной третьей супердержавы в мире, в постоянно «бунтующем» против союзника Пакистане, в динамично развивающейся Монголии. Таким образом, Вашингтон напрямую реализует установку советника президентов США последнего периода, давнего недруга нашей страны, Збигнева Бжезинского, утверждающего в своей знаменитой книге «Шахматная доска», что «тот, кто владеет сердцевиной Евразии, тот владеет миром».

Для главного же участника ШОС- «тяжеловеса» Китая, эта организация позволяет решать сразу несколько ключевых для него задач. Их масштаб и целеполагание особо впечатляют в свете решений последнего, восемнадцатого съезда правящей в КНР Коммунистической партии, который состоялся в ноябре 2012 года. Как мы знаем, на нём была утверждена передача власти пятому поколению руководителей КНР во главе с Си Цзиньпинем, чистым прагматиком, свободным от ностальгии по временам китайско-советской дружбы. Именно он озвучил «китайскую мечту» - грандиозную программу по выводу страны на первую позицию в мире. В её осуществлении огромная роль отводится ШОС.

Первое, что решает в настоящее время Пекин в рамках ШОС – это реализацию стратегии «мягкой силы» (с подключением к ней России), которая ограничивает жёсткую, агрессивную манеру поведения США на глобальной и региональной аренах, что наглядно продемонстрировано через решение в СБ ООН сирийского вопроса. При этом нужно помнить, что исторически, даже генетически, Китай – это государство-одиночка, и он никогда не войдёт с кем бы то ни было в длительный стратегический альянс, что было не менее наглядно показано молчаливым его нейтралитетом в том же СБ ООН по поводу последних украинских, в том числе крымских событий.

Второе, что решает Пекин через ШОС – это задачу создания северного для него пояса государств, лояльно относящихся к Китаю. Отсюда выход на согласованные решения с Узбекистаном, Казахстаном в сфере региональной безопасности, в особенности в деле борьбы с трансграничным уйгурским террористическим подпольем и трансграничным тибетским религиозным экстремизмом (потому-то главу буддийской церкви Далай-ламу ХIV не пускают в Россию).

В-третьих, ШОС позволяет Пекину иметь под боком богатейшую сырьевую базу. Как мы знаем, Китай, вырвавшийся сейчас на позиции второй экономической сверхдержавы мира, поставил себе стратегическую цель – стать к 2021 году (столетию КПК) главенствующим по комплексной мощи государством. И к этому все предпосылки есть: по прогнозам МВФ, к 2021 году по объёму ВВП Китай обгонит нашего гегемона – Соединённые Штаты и станет единоличным лидером в этой сфере. К 2049 году  (столетию КНР), Пекин должен стать доминантным в мире центром силы. Поэтому-то, на наш взгляд, он никогда не пойдёт на создание равноправного стратегического союза сМосквой, мечты о котором лелеют некоторые российские эксперты. А призывы к этому отдельных китайских товарищей - это тактические «обманки»». Поезд ушёл. Мы уже не старший брат СССР, а младшая сестра Россия…

И вот на пути претворения этой масштабной «мечты» в реальность есть одно главное препятствие – исчерпанность собственных ресурсов за многотысячную историю существования китайской цивилизации. А тут, можно сказать, нетронутые сырьевые запасы под боком. И в конце 2013 года Си Цзиньпин выдвинул очередной план, продвигаемый в рамках ШОС – возрождение экономического пояса «Великий Шёлковый путь-2». Начинается создание мощной региональной энергетической системы (это газо- и нефтепроводы), выход которой сориентирован на Китай. Разворачивается строительство единой евразийской транспортной инфраструктуры с выходом на Европу (поэтому Китай не портит отношения с Грузией, Украиной, Румынией, Болгарией). Также закачиваются огромные финансовые инвестиции в совместные с государствами Центральной Азии экономические проекты. Только Казахстану в конце 2013 года обещано 30 миллиардов долларов. В результате за последние 15 лет обоюдная с Китаем торговля государств ЦАР увеличилась почти в сто раз и выходит на рубеж в 50 миллиардов долларов.

В-четвёртых, создавая ресурсный потенциал для дальнейшего подъема экономики страны, Пекин тем самым параллельно формирует для себя огромный рынок сбыта своих товаров (а сколько их нужно для разворачивающихся «строек века» при стабильном спросе населения да на фоне уничтоженной советской промышленной базы!).
В-пятых, «сбыча мечт», т.е.  решение вышеперечисленных грандиозных задач требует режима стабильности, мира в регионе и даже защиты его, в том числе военными средствами. Поэтому, начиная с середины прошлого десятилетия, в рамках ШОС регулярно проводятся региональные военные учения «Мирная миссия». Прошлые из них состоялись  в Таджикистане, в 2014 году они пройдут в августе в Китае. Конечно же, самый значительный в них компонент– это вооружённые структуры НОАК, которые в ходе этих учений отрабатывают слаженность звеньев, способность переброски войск на дальние расстояния, умение действовать на незнакомых театрах действий и т.д.

В-шестых, механизмы ШОС дают возможность Китаю объяснять культурные коды своей цивилизации, продвигать образовательные проекты с тем, чтобы воспитать лояльную к себе будущую государственную элиту в России и странах центральноазиатского региона. Поэтому большая доля финансирования различных культурных  мероприятий в рамках ШОС, в том числе молодёжного её крыла, осуществляется КНР. И именно поэтому интенсивно создаются так называемые гуманитарные институты Конфуция (в странах ЦАР их 22, в России -18 и ещё 4 класса), призванные популяризировать среди соседей китайские морально-этические ценности.
Таким образом, жизнеспособность ШОС на данном этапе истории не подвергается сомнению. Нужда в этой организации со стороны входящих в неё государств огромна. Однако, несмотря на общность целевых ориентиров, задачи в ней решаются индивидуальные.


< Возврат к списку

Вверх