Поиск по сайту
ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ КРАЕВАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. А.С. ПУШКИНА
Я привязался к литературе, отдал ей всего себя…
«Я привязался к литературе, отдал ей всего себя…» 

К  90-летию со дня рождения А. А. Татуйко, ученого-филолога, литературного критика (1924-1995)

Литературовед и литературный критик, замечательный педагог и ученый-филолог Анатолий Алексеевич Татуйко прожил в Забайкалье большую часть своей жизни. Почти полвека отдал он обучению и воспитанию будущих преподавателей отечественной и зарубежной литературы, русской словесности, работая преподавателем и заведующим кафедрой литературы, заместителем декана историко-филологического факультета и редактором  многотиражной газеты Читинского педагогического института. Его увлекательные лекции и неформальные беседы, отличавшиеся глубоким знанием предмета и высоким профессионализмом, до сих пор помнят бывшие студенты и преподаватели. Но теперь уже мало кто из молодых людей знаком с его многочисленными работами по истории забайкальской литературы, критическими статьями и рецензиями на произведения забайкальских и сибирских писателей и трудом всей его жизни – научным исследованием темы «Воин-забайкалец в литературе огненных лет». Благодаря  Анатолию Алексеевичу многие неизвестные страницы сибирской и забайкальской литературы сегодня стали достоянием нашего края.

Судьба его вполне типична для того поколения молодых людей, чья юность и молодость пришлись на годы войны. Строки  биографии Анатолия Алексеевича предельно лаконичны: родился  2 июля 1924 г. в г. Унеча Орловской губернии, перед войной окончил Владивостокское педагогическое училище и поступил во Владивостокский учительский институт; с октября 1941 г. – доброволец Красной Армии, курсант Хабаровских военных радиокурсов. А дальше были Карельский и Второй Белорусский  фронты, в составе которых, радистом и помощником начальника радиостанции воевал А. А. Татуйко, освобождая сначала свою страну, а затем Польшу, Германию, Данию. Демобилизовавшись в 1945 г., он продолжил учебу в Новозыбковском  педагогическом институте, затем несколько лет работал учителем литературы и директором в одной из сельских школ Брянской области. Годы учебы в аспирантуре Московского областного педагогического института положили начало его исследовательской деятельности в области филологических наук. Результатом её стала успешная защита в 1956 году кандидатской диссертации по творчеству русского писателя-разночинца середины XIX в. Н. Г. Помяловского, в которой мастерство начинающего литературного критика отличала научная  убедительность аргументации в соединении с партийной определенностью суждений, идейной принципиальностью, аналитическими приемами и творческим методом исследования, характерными для советской литературной критики.

В последующие годы судьба Анатолия Алексеевича вновь была связана с Дальним Востоком и Забайкальем. Работа в Читинском, несколько лет в Уссурийском, а затем вновь  - в Читинском педагогических институтах,  на оставшиеся годы определила основную сферу его деятельности: педагогика, литературоведение, литературная критика и способствовала профессиональному росту: доцент кафедры литературы, заместитель декана историко-филологического факультета, заведующий кафедрой литературы. Главным предметом его научных интересов по-прежнему оставалась советская литература, только теперь в несколько иных региональных рамках: Сибирь, Дальний Восток и Забайкалье. Нужно отметить, что история и развитие забайкальской литературы долгое время оставались сферой деятельности энтузиастов-краеведов. Это Е. Д. Петряев, автор книги «Исследователи и литераторы старого Забайкалья» (Чита, 1954), Н. Е. Дворниченко с книгой  «Вчера и сегодня забайкальской литературы» (Иркутск, 1982) и др.  Среди профессиональных  литераторов наиболее известны имена профессора ГИНО (Государственный институт народного образования) в Чите М. К. Азадовского, профессора Иркутского государственного университета, видного исследователя литературного движения в Сибири В. П. Трушкина, а также  работы преподавателя ЧГПИ О. М. Баркиной. Изучением забайкальского фольклора занимался доцент ЧГПИ В.С. Левашов и некоторые другие. Рецензировали вновь выходящие произведения забайкальских писателей, как правило, журналисты и коллеги-писатели. На одной из научно-практических конференций в г. Благовещенске в 1983 г, посвященной проблемам дальневосточной литературы,  забайкальский поэт Михаил Вишняков, задав вопрос московскому критику Алле Латыниной о том, почему столичная критика обходит своим вниманием забайкальских писателей, в ответ услышал, что такова участь не только Забайкалья, но и многих других регионов.  Такая ситуация складывалась в течение многих лет: пренебрежение московских критиков и откровенная непопулярность краеведческого компонента в научных исследованиях  преподавателей кафедры литературы объяснялась тем, что эти темы были малообеспеченными информацией и соответственно, сложными  для защиты научных работ. Литературоведческая деятельность А. А. Татуйко изменила такое состояние дел. На два десятилетия он стал незаменим в литературном процессе Забайкалья. Как ученого его, прежде всего, интересовали малоизученные вопросы: литературная борьба в Забайкалье в начале 20-х годов, литературная группа «Творчество», забайкальская литература накануне и в годы Великой Отечественной войны, тема рабочего класса в забайкальской литературе, человек и природа в забайкальской литературе, литературная критика в Забайкалье и на Дальнем Востоке и т. д.  С большим уважением он относился к личности писателя,  и всегда откликался на  литературные события. Прежде всего, это касалось выходящих из издательств книг читинских писателей.

Почему люди берут в руки книгу? Каждый человек  - по своей собственной надобности, или когда привычный мир становится скучным и  хочется  открыть для себя что-то новое. Тогда мы переворачиваем страницу и входим  в мир другого человека. И этот новый  литературный мир мыслей и чувств так же многолик, многоцветен и необъятен, как многокрасочна и неохватна сама жизнь. «Читайте лучшее, только лучшее»,  - советовал Джек Лондон. Выбрать лучшее из того, что издается – задача литературного критика, который представляет свои взгляды на  произведения и творчество писателя и обогащает наши впечатления дополнительными сведениями и наблюдениями. Рецензент указывает писателю достоинства и промахи его труда, способствует расширению идейного кругозора и совершенствованию мастерства; обращаясь к читателю, он не только разъясняет ему произведение, но и вовлекает в живой процесс совместного осмысления прочитанного на новом уровне понимания. Анатолий Алексеевич Татуйко был непревзойденным мастером рецензии, а как ученый-филолог рассматривал любое произведение как художественное целое и определял его роль в общем процессе литературного развития. На страницах журналов «Дальний Восток», «Литературное обозрение» и региональных газет в 1960-1970-е годы он публиковал рецензии на книги В.  Балябина и Г.  Граубина, Г. Донца и А. Жамбалона, С. Зарубина и Г. Кобякова, Н. Кузакова и В. Лавринайтиса, В. Озолина и Р. Филиппова, В. Никонова и др. писателей. Прекрасный знаток и пропагандист книги, он был воспитан на идеалах русской и советской литературы,  ей и остался верен до конца.  А. А. Татуйко был замечательным мастером литературного портрета. Поэты Забайкальского фронта И. Луговской, С. Тельканов, И. Молчанов-Сибирский, Ю. Левитанский, К. Седых,  прозаики Г. Марков и Б. Костюковский  - герои его последней книги «Воин-забайкалец в литературе огненных лет» (Чита, 1995); детский поэт  Г. Граубин,  певец забайкальского казачества В. Балябин, поэт и прозаик В. Никонов и другие писатели, чьи литературные портреты он создал.

В одном из интервью корреспонденту газеты «Забайкальский рабочий» Анатолий Алексеевич рассказал, что является обладателем уникальной коллекции, которая  насчитывает более двухсот экземпляров. Это книги, рожденные в  годы Великой Отечественной войны. Небольшие по объему, ветхие от старости и «зачитанности», они очень дороги ему:  « В них не только отразилось время, они сами – частица его. Когда я беру их в руки, мне кажется, что я прикасаюсь к своей фронтовой юности… На фронте не было возможности читать толстые книги: окоп - не читальный зал,  землянка – не библиотека, да и бумаги в стране не хватало. Поэтому книжицы в сериях «Библиотека красноармейца» и «Фронтовая библиотека» печатались на рыхлой серой бумаге, малюсеньким форматом и тоненькими, рассчитанными на то,  чтобы сложенная вдвое такая книжица умещалась в кармане солдатской гимнастерки. Любимыми были «Они сражались за Родину» М. Шолохова, «Русский характер» А. Толстого, а самыми популярными – статьи И. Эренбурга (они печатались каждый день в центральных газетах и тогда же выходили отдельными книжками),  и поэма А. Твардовского «Василий Теркин»… Мне же особенно дорог томик стихов М. Алигер, который мне подарил врач в госпитале и с которого началась моя коллекция… Здесь же (в Забайкалье) книги выходили тогда чрезвычайно редко. Вся литературная жизнь огромного края от Читы до Владивостока была сосредоточена в газетах, особенно в красноармейских, в которых служили как профессиональные писатели, так и очень много непрофессиональных, но очень талантливых, особенно в поэзии. ...На основании документальных свидетельств военной поры я подготовил к печати книгу «Поэзия восточных рубежей России (1941-1945 гг.) (была издана под названием «Воин-забайкалец в литературе огненных лет»). Многие произведения  потом, после войны, дорабатывались авторами и несут на себе отпечаток другого времени. Поэтому, я рассматриваю только первые публикации, без последующих переработок: в них  сохраняются в первоначальном виде голоса военного времени». Для этого большого исследования автору пришлось работать в  военных архивах, в архивах и библиотеках сибирских и дальневосточных городов.  Так появилась книга, в которой был представлен образ воина-забайкальца, каким его увидели известные и не очень известные писатели и поэты, военные корреспонденты и армейские авторы в годы войны. Впервые автор изучил и проанализировал фронтовую и армейскую прессу восточных рубежей страны, главным образом Забайкальского фронта,  показал  атмосферу сурового времени и собирательный образ воина-забайкальца, формировавшегося в специфических условиях сурового края. Отсутствие специальных исследований по этой теме делает эту работу интересной для многих категорий исследователей – от историков военной журналистики и литературы до студентов и школьников, а стихи  в приложении наглядно демонстрируют этот загадочный образ воина-забайкальца, который осенью 1945 г.  составлял поток, в котором: 

 «Неудержимою рекою,
       прошедшая немало стран,
залогом мира и покоя
          Россия шла через Хинган».

Книга эта стала итогом литературоведческой деятельности А. А. Татуйко и вышла из печати в последний год его жизни. 

«Свобода творчества, - сказал знаменитый русский критик В. Белинский в одной из своих статей, - легко согласуется со служением современности; для этого не нужно принуждать себя писать на темы, насиловать фантазию; для этого нужно только быть гражданином, сыном своего общества и своей эпохи, усвоить себе его интересы, слить свои стремления с его стремлениями; для этого нужна симпатия, любовь, здоровое практическое чувство истины, которое не отделяет убеждения от дела, сочинения от жизни… Я привязался к литературе, отдал ей всего себя, то есть сделал её главным интересом своей жизни…». Эти слова абсолютно точно характеризуют прекрасного знатока и пропагандиста забайкальской литературы, бескорыстного и отзывчивого человека Анатолия Алексеевича Татуйко, который жил в Забайкалье, писал о Забайкалье, работал для забайкальцев. Много это или мало для памяти?


< Возврат к списку

Вверх

#WORK_AREA##WORK_AREA#